zotych7 (zotych7) wrote,
zotych7
zotych7

Categories:

Елена Камбурова: «Необходимо избавляться от попсового мышления»

Денис БОЧАРОВ

30.06.2021

Елена Камбурова: «Необходимо избавляться от попсового мышления»



На днях вышла книга воспоминаний Елены Камбуровой «Совсем другая песня». С народной артисткой РФ, основательницей и худруком Московского театра музыки и поэзии побеседовал корреспондент «Культуры»».

— Что послужило основой для книги: дневниковые записи, которые вы вели на протяжении многих лет, или внезапно возникло желание взяться за перо?

— Конечно, дневники. Иначе к столь кропотливому труду я бы вовсе не подступилась. Здесь, помимо всего, большую роль сыграла моя хорошая подруга Надежда Василевская. Именно она подтолкнула меня к тому, чтобы издать мои дневниковые наблюдения.

Я однажды дала ей почитать свои записи, и она намекнула, что неплохо было бы все это дело как-то художественно оформить и издать. Я прислушалась к совету, и таким образом родилась книжка. В которой, кстати, нет ни слова о моей личной жизни — только творческая составляющая.

— Как лично вы и ваш театр, в частности, переживаете столь непростой для каждого из нас период?

— Вы знаете, несмотря на всю эту страшную ситуацию, жизнь в нашем театре не прекращалась. Как были спектакли, так они, слава Богу, и продолжают идти. Я очень благодарна нашему зрителю: он, невзирая ни на что, не испугался — зал всегда полон.

— Несколько лет назад в вашем театре прошла премьера спектакля «Победа. Реквием». В этом году наша страна вспоминает тот горький летний месяц, с которого уже 80 лет минуло… Эта постановка до сих пор пользуется зрительским успехом, надеюсь?

Отрадно, что ее до сих пор здорово принимают. Люди уходят после спектакля со слезами на глазах. Крайне важно, чтобы наше общество сохраняло память, пестовало ее и охраняло. Дабы впредь не повторялись «рукотворные катастрофы». Ведь, если вдуматься, любая победа, во все века и времена, в каждой стране и при всяком режиме, зиждется на большой трагедии.

За этим всегда огромное число тех — как правило, молодых, — которые уходят и никогда не возвращаются. Фундамент победы неизбежно стоит на костях. И эта горькая составляющая Победы для меня и многих людей из моего окружения очень важна.

— Именно поэтому в рамках постановки вы решили сосредоточиться на девичьей теме?

— Конечно. Ведь на любую войну уходят прежде всего мужчины. А дома остаются матери, бабушки, жены, невесты, сестры, дочери. И именно для того, чтобы подчеркнуть «маскулинность» баталий, мне казалось важным вывести на передний план образ женщины — переживающей и плачущей, преисполненной жгучей трагичности.

Это очень важный аспект. Несмотря на то, что были и воительницы (им, в частности, посвящена песня «Баллада о военных летчицах», звучащая в нашем спектакле), которые выполняли, по сути, мужскую работу, все же образ прекрасного пола в войне наиболее правдиво и надрывно раскрывается через тему ожидания.

— В следующем году исполнится тридцать лет с того момента, как вы основали и возглавили Театр музыки и поэзии. Солидный срок. Что кардинально изменилось за это время?

Да, годы пробежали невероятно быстро, вы правы. К счастью, у нас в репертуаре нет таких спектаклей, которые бы, что называется, «выстрелили», а потом ушли в небытие. Напротив, наши постановки живучи. Одноразовые спектакли у нас не получаются (улыбается).

Скажу вам больше. Постоянно ведь говорят о том, что театральная жизнь соткана из слухов, сплетен и прочей подковерной возни. Так вот, смею надеяться, наш театр являет собой в этом смысле счастливое исключение. У нас никаких гадостей как среди артистов, так и в стане обслуживающего персонала, к счастью, не происходит.

Наши актеры больших денег не зарабатывают — мы театр небогатый и не в состоянии платить крупные гонорары. Хотя, конечно, хотелось бы обеспечить более достойную оплату. Но артисты, выступающие на нашей сцене, приходят сюда за гонораром иного рода. Ведь многие из них работают в крупных театрах — «Ленкоме», «Моссовете», «Современнике». Но, выходя на сцену Театра музыки и поэзии, они буквально растворяются в нашей душевной атмосфере, прикипают к ней всем сердцем. Это очень трогательно.

— Расскажите, кстати, немного о вашем детище. Как возникла сама идея создания Театра музыки и поэзии?

Хороший вопрос. В свое время это была в известном смысле авантюра. Когда я только добилась возможности получить театр, с позволения сказать, в свое пользование, то долго раздумывала, как его назвать. Помог случай.

Мои друзья, Олег Синкин и Александр Марченко, предложили нашим музыкантам исполнить цикл песен Шуберта и Шумана — на основе этого (мизансцены, внутренняя драматургия, пластика), получился спектакль «P.S.Грезы». Так и появилась на свет «первая ласточка», которая, смею надеяться, будет порхать еще долго.

Таким образом, сама собой возникла идея: раз спектакли получаются не столько разговорными, сколько вокальными, то и театр имеет смысл назвать с упором на певческую составляющую: так и возник Театр музыки и поэзии.

— Давайте перекинем мостик от театральной деятельности к вокальной составляющей вашего творчества. Вы работали едва ли не со всеми выдающимися отечественными композиторами Владимиром Дашкевичем, Алексеем Рыбниковым, Микаэлом Таривердиевым, Исааком Шварцем, перечислять можно до бесконечности. Как складывалось сотрудничество? По ходу совместной работы возникали порой трения?

Ни в коем случае. Так получилось, что с каждым композитором, с которым меня сводила судьба, выстраивались очень теплые отношения. Самые пронзительные, скажу даже невероятные, творческие сплетения сложились у меня с Владимиром Сергеевичем Дашкевичем. Он создал ряд произведений как будто бы специально для меня.

Однажды спела его «Реквием», сочиненный композитором по мотивам стихов Ахматовой. Исполнила данное творение в Зале Чайковского, в сопровождении оркестра. Непростая, доложу вам, была задача, но, надеюсь, я с ней справилась. Также пою его творение «Двенадцать», по гениальной поэме Блока.

Много композиций Владимир Сергеевич сочинил и на стихи Юлия Кима. У нас, кстати, есть спектакль, основанный на песнях Юлия Черсановича. Словом, тем авторам, чьи песни мне посчастливилось исполнять, я искренне благодарна.

— Нельзя сказать, что душевно-духовная составляющая в нашей стране сегодня на высоте, правда? «Темные времена» культуры, будем надеяться, пройдут когда-нибудь.

Конечно, будем. Проблема лишь в том, что сегодня слово «свобода» стало синонимом вседозволенности. Наша массовая культура и есть та самая вседозволенность. В один «прекрасный» момент в нашу бытность вступила попса. Хорошая песня — авторская, эстрадная, популярная — превратилась в унылое болото. Нам необходимо избавляться от попсового мышления.

На мой взгляд, нужна, в хорошем, высоком смысле этого понятия, культурная революция. Причем на всех уровнях. Посмотрите: еще два-три поколения назад юное поколение пело прекрасные детские песни, а сегодня оно смело и даже порой нагло выходит на сцену, кривляется, ничего не стесняясь.

Именно исправлением этой самой «кривой» и пытается заниматься наш театр. Каждый наш спектакль — попытка вдохнуть в зрителей ощущение прекрасного, светлого... Словно молитва, проповедь. По крайней мере, мы стремимся к этому. Ведь так хочется, чтобы вокруг все было добрее и прекраснее — пусть это прозвучит наивно, немного пафосно и даже слегка утопично.

Мне кажется, наши спектакли очень человечные. И артисты, играющие в театре, это прекрасно осознают. Ведь показать себя — одно. А дать зрителю понять, во имя чего все это делается, — совсем другое. Важно увидеть и почувствовать, какие плоды в душе у человека остаются после общения с нами.

Основная задача — попытка сделать зрителя хоть чуточку добрее. Главное — избежать пошлости и грубости, какую бы форму подачи вы ни исповедовали — пантомиму, комедию, музыкальную драму или танцевальное шоу. Бездумно идти на поводу у современных веяний опасно.

А то ведь как порой рассуждают: о, возьмем пьесу Чехова, замечательно! Но не все так однозначно: давай-ка мы оттолкнемся от авторского текста, однако переиначим все на такой манер, что следов самого Антона Павловича никто в нашей постановке днем с огнем не найдет! И здесь я присоединяюсь к огромному числу людей, которые такой подход не понимают и не принимают.

Само собой, можно по-разному интерпретировать произведения, снабжать их какими-то нюансами, режиссерскими и актерскими находками, но полностью искажать смысл недопустимо. Чем глумиться над наследием классиков, пишите лучше свои пьесы. Если сумеете, конечно…

— Давайте поставим в нашей беседе мажорный аккорд. Не каждый знает, что в фильме «Приключения Электроника» песни Сыроежкина («Мы маленькие дети», «До чего дошел прогресс », «Это что же такое») исполняете вы. И уж точно многим невдомек, что «Мальчишки и девчонки, а также их родители» из юмористического телесериала «Ералаш» — тоже ваш голос. Откуда такое задорное вокальное мальчишество?

Когда еще только начинала петь, мне сразу сказали: ой, да ты травести. Я и сегодня могу мальчика голосом изобразить. Кстати, насчет «Ералаша». Помню, когда записывали эту самую песенку, я присутствовала в студии. Ее пели детишки, но у них почему-то не получалось. Тогда редактор обратился ко мне: мол, покажи им, как надо. Спела. Я характерная актриса, об этом, правда, мало кто знает (смеется).



https://portal-kultura.ru/articles/music/333654-elena-kamburova-neobkhodimo-izbavlyatsya-ot-popsovogo-myshleniya/

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments