zotych7 (zotych7) wrote,
zotych7
zotych7

Category:

Из недавнего романа В.О.Пелевина "Лампа Мафусаила" О феминизме

  О феминизме

"...Тогда он спросил меня, уже громко, словно специально стараясь привлечь к нашему разговору внимание:

– Теперь поняли, да?

Я опять кивнул.

– Вот отсюда и растет весь феминизм, – сказал он.

– А что это такое – феминизм? – спросил я.

– Я объясню, – ответил Капустин. – Вы «Капитал» Маркса читали?

Признаться, что я не читал Маркса, показалось мне ужасным моветоном, поэтому я уклончиво качнул головой, так что понять меня можно было в любом смысле.

– Тогда можно по аналогии с проституцией, – продолжал Капустин, еще сильнее возвышая голос, чтобы его точно услышали все в подвале. – Проституция – это когда из пизды извлекают прибыль. А феминизм – это когда из пизды хотят извлечь сверхприбыль.

– Не позорьтесь, генерал, – хмуро сказал Димкин. – У Маркса про сверхприбыль нет. Про это у Ленина. У Маркса про прибавочную стоимость.

– Во-во-во! – с энтузиазмом подхватил Капустин. – Прибавочная стоимость за ту же мохнатку. Я про это именно и говорю.

– Мохнатка – это язык ненависти, – без энтузиазма отозвался профессор Берч.

– Нет, – ответил Капустин так же громко, – вы нас своими гаитянскими методами не зомбируйте. Мохнатка – это именно мохнатка, а никакой не язык…<...>


– Видели, как они наших партнеров воспитали? – уже не говорил, а орал мне Капустин (видимо, я был ему нужен в качестве того главного слушателя, к которому опытный ритор обращает свою речь перед толпой). – Чтобы не сказать отпидарасили? Они ведь перед этими сучками по стойке смирно ходят. Даже не перед сучками, а перед одной сучкой… <...>

...Капустин, похоже, потерял всякую осторожность.

– Да-да, адмирал Крофт, мы и это знаем… Все эти зеленые стервы – на самом деле одна и та же древняя баба по имени А, которая поглотила всех других баб… После того, как они вместе уконтрапупили своих мужиков… Их всех теперь зовут А. Представляете, Маркиан Степанович? Она с тех пор сама себя модифицирует, лесбирует и копипастит. Вот к чему они нас готовят, эти стервы. Возьмут какую-нибудь бруклинскую коблу с корнями в Жмеринке и сделают из нее новое прогрессивное человечество, а остальных в расход… <...>

...Капустин наконец положил трубку и уставился на гостя, вспоминая, о чем шел разговор.

– А, – сказал он. – Ну да. Семен, к тебе вопросы. Прошлый раз ты мне феминизм через Маркса объяснял, помнишь? Я за тобой повторил пару раз в хорошем обществе – меня вообще никто не понимает… Смотрят как на идиота и смеются. При чем тут Маркс?

– Товарищ генерал, Маркс тут ни при чем.

– Но я точно помню, ты про Маркса говорил. Про Маркса, пизду и сверхприбыль.

– Не про пизду per se, товарищ генерал, а про пиздофашизм. Так радикальный феминизм обозначают сегодня в левом дискурсе. И не про Маркса, а про культурный марксизм. Это тоже совсем другое дело. Франкфуртская школа, критическая теория… Маркузе, Адорно… Хоть идет, если разобраться, тоже от масонов. Через пост-антропософию и университет Гете.

– Маркс, марксизм. Какая разница. А почему именно марксизм?

– Просто игра слов, товарищ генерал. Классический марксизм тут вообще ни при чем. Его на Западе уже свернули в трубочку и поставили в чулан. И в общем понятно, по какой причине.

– По какой?

– Ну посмотрите сами. Один процент держит за яйца девяносто девять. С точки зрения марксизма ситуация предельно ясная. Кто угнетатели, кто угнетенные, и через какой механизм. Кто ж такую картину мира спонсировать будет? Особенно если все рычаги у одного процента?

– Я спонсировать не буду точно, – сказал Капустин. – А при чем здесь сверхприбыль? Она-то каким боком?

– А вот представьте себе университетскую аудиторию. Сидят молодые ребята с умными глазенками. Слушают доклад о сверхприбыли, финансовом капитале и его контроле над планетой. Думают. Прикидывают, где что и кто чей. И тут в аудиторию врываются муслимы в тюбетейках, черные лесбиянки с дредами, культурные воины в балаклавах и кто там у них еще, вся эта новая совесть мира. Понятно, с пиздофашистками во главе. Весь мульти-культи, короче. И начинается гевалт с радужными флагами. И выясняется, что кровососы и угнетатели – это не барыги из Сити или с Уолл-стрита, а обычные мужчины с белой кожей. Потому что у них привилегии.

– Какие? – спросил Капустин, нахмурив брови.

– Первая привилегия – что есть член, а вторая – что он белого цвета. Мало того, что у них привилегии, они еще говорят неправильно, потому что родители у них были реакционные мудаки и с детства учили языку ненависти. И вообще их в тюрьму надо за тестостерон. Понимаете? После этого про тех, кто зеленого печатает, уже как бы и вспоминать неудобно… Неактуальная повестка. Поэтому банки весь этот культурный марксизм потихоньку и спонсируют. Из сверхприбылей, ясное дело.

– А… Вот теперь понял… Сложно ты объясняешь, запутанно. А гаитянские колдуны здесь каким боком?

– Гаитянские колдуны? Это не я говорил, товарищ генерал.

– Не ты? Точно?

– Точно.

– Ну ладно, тогда иди…"

http://flibustahezeous3.onion/b/460254/read#t4

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments