Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

завтрак аристократа

А.Замостьянов Человек за бортом: как Алексей Леонов вышел в открытый космос 18 марта 2020

ВО ВРЕМЯ ПОЛЁТА ВОЗНИКЛА НЕШТАТНАЯ СИТУАЦИЯ


Слава его была всенародной. А подвиг — великим, как и у Юрия Гагарина. Сегодня, 18 марта, исполняется 55 лет выходу Алексея Леонова в открытый космос — «Известия» вспоминают, как это было.

Реальность подвига

О необходимости работы человека в открытом космосе писал еще Константин Циолковский. В середине 1920-х он размышлял и о скафандрах, и о системе шлюзования. Воплотивший идеи «калужского мечтателя» в жизнь главный конструктор Сергей Королёв понимал, что ничего опаснее, чем выход в открытый космос, в работе космонавтов, пожалуй, нет. Королев считал этот эксперимент основой космической программы на много лет вперед. Человек должен научиться не только выживать, но и действовать в открытом космосе, в том числе — проявлять инициативу в критических ситуациях.

Решиться на это опасное предприятие долгое время не могли ни в СССР, ни в США. Не было ни подходящего скафандра, ни гарантии, что человек сохранит связь с кораблем и благополучно туда вернется.

Королев

Главный конструктор Сергей Королев и Мстислав Келдыш

Фото: РИА Новости/Александр Сергеев

Но советский конструктор был верен своему кредо: превращать фантастику в чертежи, а чертежи — в реальность, о которой торжественно сообщали всему миру наши дикторы — Юрий Левитан и Виктор Балашов.


Архив газеты «Известия»


Требуется художник!

Алексей Леонов входил в первый, гагаринский, состав отряда космонавтов. Считался одним из лучших по всем показателям, но полета ему до поры до времени не доставалось. А ведь ему уже шел тридцатый год.

В Леонове Королев увидел человека, который должен первым взглянуть на Землю в свободном полете, а не через иллюминатор. И тут сказалось, что первооткрыватели космоса были не только конструкторами, но и романтиками. Королев говорил, что первым увидеть нашу галактику из открытого космоса должен не только летчик, но и художник. Картины Леонова ему нравились.

космонавты

Летчик-космонавт СССР Юрий Гагарин, космонавты-слушатели Алексей Леонов, Павел Беляев и летчик-космонавт СССР Владимир Комаров перед полетом космического корабля «Восход-2», 17 марта 1965 года

Фото: РИА Новости

Вторил академику и генерал-полковник авиации Николай Каманин, «летный папа» первых космонавтов. Он писал в дневнике:



«Предстоящий эксперимент явится крупнейшим нашим достижением в освоении космоса после полета Гагарина. Для первого выхода в космос подготовлены Алексей Леонов и Евгений Хрунов (последний в составе дублирующего экипажа). Оба они отличные космонавты, а Леонов, кроме того, художник. Он, безусловно, лучше других прочувствует все своеобразие и красоту этого эксперимента и сумеет передать свои ощущения и наблюдения после возвращения на Землю»


«Восход» и «Беркут»

Специально для операции «Выход» был разработан космический корабль «Восход-2», и Леонов первым активно «обживал» эту машину на Земле. На корабле была установлена надувная шлюзовая камера «Волга». Именно через нее он и должен был выйти в открытый космос. Тренировки шли на борту реактивного Ту-104 — внутри самолета установили точную копию «Восхода» — и Леонов «выплывал» из нее в условиях искусственной невесомости. Для выхода в открытый космос на предприятии «Звезда» создали мягкий скафандр «Беркут». В ранце размещались три кислородных баллона. После того как Леонов испытал его в космосе, прислушавшись к его замечаниям, ученые создали более совершенную модель, «Ястреб».

восход

Космонавт Алексей Леонов во время передачи в дар Третьяковской галерее своей картины «Алексей Леонов, «Восход-2», 18 марта 1965 года. Первый выход в космос»

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

Разумеется, всё держалось в строгом секрете. Состав экипажей огласили за два дня до полета: основной — подполковник Павел Беляев (командир корабля) и майор Алексей Леонов (второй пилот, выходящий в космос); запасные — майор Дмитрий Заикин и майор Евгений Хрунов.

Последнее наставление Королева запомнилось Алексею Архиповичу на всю жизнь: «Ты там на рожон не лезь. Не мудри. Просто выйди из корабля, помаши нам рукой и — назад». Сергей Павлович считал, что нужно немного охладить Леонова, который вообще-то любил рискнуть.

Через Вселенную

18 марта 1965 года космический корабль «Восход-2» вышел на орбиту. В 11 часов 34 минуты 51 секунду по московскому времени Леонов благополучно, как на тренировке, вышел в безвоздушное пространство. С кораблем его связывал фал длиной 5,35 метра. Беляев передал в центр управления полетом: «Внимание! Человек вышел в космическое пространство!» В это время они пролетали над Черным морем.

За действиями Леонова в прямом эфире на экране наблюдали и Королев, и Гагарин, и Каманин. Вот он на пять метров отдалился от корабля. Все кувырки и повороты Леонова в открытом космосе в автоматическом режиме снимали на камеру. Чувствовал он себя в первые минуты хорошо, на эмоциональном подъеме. «В меня что-то поперло. Звезды были и слева, и справа, и вверху, и внизу. И я находился среди звезд. Постепенно всё успокоилось, и я понял, что я сам — частица этого гигантского мира, где живет человек, как песчинка», — так он вспоминал свои впечатления от тех первых секунд в космосе.

выход

Летчик-космонавт СССР Алексей Леонов совершает первый в истории космонавтики выход в открытый космос, 18 марта 1965 года

Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

Связь с Землей не прерывалась. Для Леонида Брежнева и Алексея Косыгина, сменивших Никиту Хрущева несколько месяцев назад, это была крупная политическая победа. И первым голосом, который услышал Леонов в наушниках, когда пребывал в свободном полете, был узнаваемый хрипловатый баритон Леонида Ильича, звучавший как никогда весело: «Поздравляем вас с великим успехом! Смотрим, как ты там кувыркаешься... Желаем здоровья, сил и мужества! Возвращайся домой, очень тебя ждем! Обнимаем!»

Эксперимент занял 23 минуты 41 секунду, из них 12 минут 9 секунд Леонов находился вне корабля и шлюза. Через несколько минут после того, как Леонов шагнул в открытый космос, его скафандр — из-за разницы в давлении внутри и снаружи — раздулся как воздушный шар. На земле такую ситуацию не отрабатывали, не учли. Кислород был на исходе, решение нужно было принимать без промедлений. Гагарин и Королев что-то советовали ему по радиосвязи, но Леонов принял решение самостоятельно. Вопреки инструкции, он сумел протиснуться в шлюзовые сени «Восхода» головой вперед. Там, в тесном «предбаннике», ему пришлось перекувырнуться, чтобы войти в корабль.

Это была работа за пределами нервных и физических возможностей человека. Пульс скакнул до 190. Скафандр наполовину заполнился потом. К счастью, всё завершилось благополучно. Но спокойно отдышаться в корабле Леонову не удалось. Нештатным (а говоря попросту — крайне опасным) оказалось и возвращение на Землю. Отказала техника — и космонавты не смогли посадить свой «Восход» в автоматическом режиме. Пришлось сделать дополнительный виток вокруг Земли, во время которого Беляев перевел систему управления в ручной режим.

приземление

Командир корабля «Восход-2» Павел Беляев (справа) и пилот Алексей Леонов устанавливают связь с космодромом на месте приземления в тайге Пермского края, 21 марта 1965 года

Фото: РИА Новости/Николай Макаров

В истории мировой космонавтики спуска в отсутствие автоматики еще не было — ни у наших, ни у американцев. К счастью, тормозной двигатель включился благополучно — и они приземлились. Но не там, где их ждали — не в казахской степи, а в Пермской области, в глухом заснеженном лесу. Больше всего Беляев опасался приземления в населенном пункте — могли бы быть жертвы. Но положение, в которое они попали, вызывало тревогу.

Четыре часа центр управления полетами ничего не знал о судьбе космонавтов. Где они? Живы ли? Поисковая экспедиция долго не могла ответить на эти вопросы. На морозе они попытались разжечь костер. Неподалеку выли волки. Наконец, яркий парашют космонавтов, развешенный на дереве, заметил вертолетчик. Вскоре героям сбросили еду, одежду, оружие и даже коньяк. Первым делом Леонов и Беляев разогрели воду и на скорую руку помылись, после космического полета об этом мечталось острее всего.

Можно было поднять космонавтов в вертолет по веревочной лестнице. Но начальство сочло это напрасным риском, ведь Леонов и Беляев были переутомлены после полета. Каманин бушевал на чиновников-перестраховщиков: неужели наши богатыри не справятся с таким простым заданием, да для них подняться по веревочной лестнице — как для обыкновенного человека встать с кресла. Но врачи подтвердили правоту «осторожных» бюрократов.

встреча

Экипаж космического корабля «Восход-2» Алексей Леонов и Павел Беляев во время встречи в аэропорту города Перми, 21 марта 1965 года

Фото: РИА Новости/Александр Моклецо

Пришлось им вторую ночь провести в тайге, ожидая, пока лесорубы и строители соорудят посадочную площадку. На следующий день, после нескольких часов глубокого сна, Леонов и Беляев вошли в вертолет с полным соблюдением правил безопасности.

Триумфатор

23 марта их встречала столица. Врачи разрешили героям участие в многолюдных митингах. Леонов любил и умел поговорить, публичности не боялся. «Когда я выходил из шлюза, то ощутил мощный поток света и тепла, напоминающий электросварку. Надо мной было черное небо и яркие немигающие звезды. Солнце представлялось мне как раскаленный огненный диск», — так образно и бойко он рассуждал с трибуны Мавзолея.

встреча

Встреча экипажа космического корабля «Восход-2» Алексея Леонова и Павла Беляева в Москве, 23 марта 1965 года

Фото: РИА Новости/Владимир Акимов

После этого в долгой жизни Алексея Леонова чего только не случалось — и второй полет, десятилетие спустя, со стыковкой с американским космическим кораблем «Аполлон». Всемирная слава, награды, звания, художественные выпуски и книги... Но ничто не сравнится с теми счастливыми и тревожными минутами, когда он парил над Землей. Первый в мире. Единственный на планете.

Резонанс этого полета сравним только с гагаринским. Американцы уже несколько месяцев готовились к выходу в открытый космос, но Королёв снова сыграл на опережение. Американский астронавт вышел в «свободный полет» ровно на три месяца позже Леонова.



https://iz.ru/985775/arsenii-zamostianov/chelovek-za-bortom-kak-aleksei-leonov-vyshel-v-otkrytyi-kosmos

завтрак аристократа

Елена Кудрявцева «В параллельную Вселенную можно попасть по узкому мосту» 20.01.2020

Профессор Калифорнийского технологического института Алексей Китаев — о путешествиях сквозь черные дыры



Теоретическая физика – это игра ума, признает профессор Китаев. Вот только потом наступает стадия мучительных вычислений

Можно ли с помощью черных дыр перемещаться во времени? Как научиться управлять квантовым хаосом и построить мост между параллельными Вселенными? На эти фантастические вопросы уже ищут ответы физики-теоретики. О черных дырах, которые снова в поле интереса ученых из разных областей науки, «Огонек» поговорил с профессором Калифорнийского технологического института Алексеем Китаевым.


— Алексей Юрьевич, в последнее время появилось много работ, связанных с черными дырами. Прежде чем перейти к разговору о том, с чем это связано, начнем с начала: что наука знает об этих загадочных объектах?

— Мы знаем, что черная дыра — это очень массивный, но относительно небольшой объект. У нее настолько сильное гравитационное поле, что изнутри ничто не может вырваться, даже свет. Большинство черных дыр возникает из обычных звезд, которые в конце своей жизни сильно сжимаются, и в какой-то момент наступает коллапс — выглядит это как взрыв.

— То есть масса остается, а объем исчезает?

— Да, при этом происходит очень сложный процесс: внутренняя часть превращается в черную дыру или в нейтронную звезду, а оболочка звезды разлетается с большой скоростью. После этого взрыва остается черная дыра с массой в несколько раз больше массы Солнца. Черные дыры возникают и в центрах галактик. Например, в центре нашей галактики есть черная дыра, которая в три миллиона раз тяжелее Солнца.

А у черных дыр есть имена? Как эта, например, называется?

— Стрелец A*. По меркам сверхмассивных черных дыр, Стрелец А* — спокойный объект. Но в мае прошлого года он вдруг «ожил»: на пару часов интенсивность излучения в инфракрасном диапазоне выросла в 75 раз — это, кстати, крупнейшее подобное событие за все время наблюдений. Затем активность вернулась на прежний уровень. А в другой галактике есть черная дыра, масса которой в несколько миллиардов раз больше массы Солнца. Именно ее в прошлом году удалось запечатлеть на фото.

— Это первое в истории фото сверхмассивной черной дыры в галактике М87 журнал Science назвал главным научным прорывом года.

— На самом деле это не обычное фото. Опубликованная фотография была синтезирована коллаборацией Event Horizon Telescope из изображений со многих радиотелескопов. На ней видно излучение от горячего газа вокруг черной дыры, а в середине изображения — как будто дырка. Это, по сути, тень черной дыры. Так как сама она поглощает свет, мы ее не видим. Более того, когда свет проходит мимо черной дыры, он искривляется. Поэтому размер этой «дырки» на фотографии больше, чем размер черной дыры на самом деле.

— Когда черные дыры попали в поле интереса ученых?

— Черные дыры — одни из самых загадочных объектов Вселенной. Они интересны тем, что являются источниками очень мощного гравитационного излучения. Например, когда две черные дыры сливаются в одну, возникает всплеск гравитационных волн, который, что замечательно, мы можем обнаружить на Земле.



Алексей Китаев начинал путь ученого в Институте теоретической физики им. Ландау в Черноголовке




Алексей Китаев начинал путь ученого в Институте теоретической физики им. Ландау в Черноголовке

Фото: Евгений Гурко, Коммерсантъ

Вообще, идея о том, что свет не сможет вырваться из очень большой звезды, давняя. Об этом более 200 лет назад упоминал Пьер Лаплас. Но по-настоящему она обрела жизнь после того, как в 1915-м Эйнштейн получил уравнения для гравитационного поля, а Карл Шварцшильд нашел для них решение. Надо сказать, что понять и осмыслить это решение было сложно, поэтому понадобилась работа других физиков, чтобы его правильно интерпретировать.

— Что из него следовало?

— В частности, что предметы, попавшие в черную дыру, не возвращаются обратно. Они пересекают горизонт событий (точнее, так называемый горизонт будущего, из-за которого можно вернуться, только двигаясь назад во времени). В принципе, предметы могут вылетать из другой области пространства-времени внутри черной дыры, из-за «горизонта прошлого». Однако непонятно, откуда они там возьмутся.

— Не так давно гравитационные волны, о которых тогда же писал Эйнштейн, были открыты физически.

— Это произошло почти спустя сто лет после того, как он открыл их теоретически. В первый раз гравитационные волны от слияния двух черных дыр были открыты в 2015-м. По сути, такие волны — это колебания пространства-времени. Но так как пространство само очень жесткое, эти колебания очень слабые.

— Большинство людей представляют себе пространство как пустоту, в которой что-то происходит, нечто типа пустого склада. А как представить жесткое пространство?

— Это довольно сложно. Нам, например, тяжело представить, что сумма углов треугольника может отличаться от 180 градусов. Для этого нужно, чтобы пространство деформировалось, искривлялось, шло рябью и так далее. Едущий по улице автомобиль или колышущиеся занавески гонят гравитационную волну и искривляют пространство. Только очень слабо. Ни один детектор не сможет это зафиксировать, потому что, повторюсь, на самом деле пространство очень жесткое.

Замести следы

— Так как пощупать черные дыры в центре галактик невозможно и даже наблюдать за ними можно с большой долей условности — лишь по изменениям среды вокруг них, то основной инструмент их изучения, если я правильно поняла,— теория. И сегодня эта область, судя по числу публикаций, стала важной частью мировой науки. Почему именно сейчас?

— Это связано с тем, что черные дыры порождают много необычных явлений, которые вполне можно изучить теоретически. В каком-то смысле создание подобных теорий — игра ума, но при этом такая игра существенно продвигает наше представление о глобальных законах мироздания, в частности, дает надежду решить одну из основных открытых проблем фундаментальной физики: как совместить квантовую механику и гравитацию (речь о создании так называемой теории всего, о чем ученые мечтают десятки лет.— «О»).

— Можете назвать лидеров современной теоретической физики, о которых всем стоит знать?

— Несомненный лидер сегодня — Эдвард Виттен. Он известен работами в теории струн, теории поля и ряде областей математики, в частности, теории узлов (признан физическим сообществом как один из самых талантливых живущих физиков, преемник Эйнштейна.— «О»). Другой безусловный лидер теоретической физики — Хуан Малдасена, профессор физики из Института передовых исследований в Принстоне. Он придумал соответствие между теориями в размерностях N и N+1, что связано с идеей квантовой голографии, о которой мы поговорим позже.

— В чем смысл вашей нынешней работы?

— Настоящие черные дыры существуют в космосе. Моя же работа теоретическая, и она в каком-то смысле про игрушечную черную дыру. То есть мы строим математическую модель и рассматриваем теоретические вопросы, игнорируя некоторые свойства настоящего мира.

Один из интересных вопросов, волнующих сегодня ученых в той области науки, которой я занимаюсь, звучит так: что будет с информацией, которая исчезла в черной дыре? Дело в том, что, согласно классической теории, если информация (говоря упрощенно, речь о любом, в том числе материальном, объекте.— «О») попадет в черную дыру, то она бесследно исчезнет. Однако это противоречит принципам квантовой механики. Физики пытаются разобраться с этим парадоксом около 40 лет.

— Так куда же девается информация?

— Давайте для начала представим, что будет с информацией, если мы просто сожжем флешку. Сможем ли мы ее после этого каким-то образом извлечь? Теоретически сможем, так как микроскопические законы физики обратимы и информация останется закодирована в остатках от флешки и в излучении, которое получилось при сгорании. То есть практически восстановить ее нельзя, а теоретически можно — проследив за каждым атомом и заставив его двигаться в обратную сторону. В будущем, возможно, мы сможем это сделать (не для флешки, а для объекта поменьше) с помощью квантового компьютера, который может моделировать любой физический процесс. Если все операции будут точными, мы сможем прокрутить весь процесс назад внутри компьютера и восстановить информацию.
В 1999–2001 годах — исследователь в Microsoft Research в США

В 1999–2001 годах — исследователь в Microsoft Research в США

Фото: Евгений Гурко, Коммерсантъ

А что будет, если флешку сбросить в черную дыру? Теоретически мы можем проследить за частицами, пока они не спрячутся за горизонт событий черной дыры. Напомню, это такая поверхность, из-за которой нельзя вернуться. Пересекая этот горизонт, мы движемся в будущее, а, чтобы вернуться, нам нужно будет двигаться в прошлое. После того как частица пересекла горизонт, она через какое-то время попадает в сингулярность — область, где известные нам законы физики не работают. В итоге информация оказывается запертой внутри черной дыры и недоступной для внешнего наблюдателя.

— Заперта, но не исчезла же!

— Это еще не все. Примерно 40 лет назад Стивен Хокинг сделал поразительное открытие, обозначив сразу два свойства черных дыр. Первое — он открыл энтропию (энтропия — разрушение, нарастание хаоса — «О») черных дыр, подтвердив догадку Якова Бекенштейна. Второе — доказал, что черные дыры не только поглощают, как считалось до сих пор, но и излучают. Теперь это тепловое излучение черных дыр называется хокинговским. Из-за него черные дыры теряют массу — «испаряются» и в конце концов погибают вместе со спрятанной внутри информацией. Информационный парадокс черных дыр впервые осознали еще в середине 1970-х. Помимо Хокинга им занимались такие известные ученые, как Кип Торн (ведущий мировой эксперт по общей теории относительности, один из главных разработчиков детектора гравитационных волн LIGO, также известен как научный консультант фильма «Интерстеллар».— «О») и Джон Прескилл (ведущий специалист в области квантовых вычислений, в 2004-м выиграл пари века у Хокинга: Пресскил утверждал, что излучение черной дыры несет информацию, просто мы не можем ее расшифровать, а Хокинг — что информация, попав в черную дыру, навсегда пропадает в параллельной Вселенной.— «О»).

Первое объяснение того, как информация может выйти из черной дыры, придумал в конце 1980-х голландский ученый, нобелевский лауреат Герард Хоофт. Он заметил, что предметы, падающие в черную дыру, создают гравитационное возмущение вблизи горизонта прошлого, которое влияет на последующее излучение.

— То есть на нем появляется отпечаток из информации? Незадолго до своей кончины Стивен Хокинг как раз говорил, что решил информационный парадокс черной дыры: информация не пропадает внутри, а остается снаружи. Это даже породило странные околорелигиозные разговоры о том, что после разрушения любого предмета его «суть» остается записанной во Вселенной в виде голограммы.

— Про это я не знаю. Говоря об информации, тут ключевую идею высказал Хоофт. К сожалению, он претендовал на полное решение загадки черных дыр, что не способствовало пониманию. На самом деле его работа — это только одна дверь, которую нужно открыть на пути к решению. В последние годы было сделано еще несколько шагов, включая мою работу. Она имеет отношение к идеям Хоофта и еще к таким вещам, как эффект бабочки в квантовом хаосе. А буквально прошлой осенью стало понятно, где именно классическая теория (предсказывающая потерю информации) ошибается и как ее подправить, добавив совсем немножко квантовой механики.

Бабочка и квант

— Эффект бабочки в квантовом хаосе — звучит прекрасно. А что это такое?

— Ну начать придется издалека. Что такое хаос? Хаос — это когда происходит что-то сложное и непредсказуемое. Одно из свойств хаоса в том, что небольшое изменение в текущих событиях порождает большие изменения в будущем. Ученые исследовали этот вопрос в 1950-е. В итоге сегодня у нас есть два описания так называемого эффекта бабочки. Один в научной литературе связан с аттрактором (так называют состояние динамической системы, к которому она стремится.— «О») Лоренца. Напомню, что Эдвард Лоренц, родоначальник популярной сегодня теории хаоса, стал, по сути, основателем современных прогнозов в метеорологии, исследовал конкретную хаотическую систему и написал статью «Предсказуемость: может ли взмах крыла бабочки в Бразилии вызвать торнадо в Техасе?». Так и появился термин «эффект бабочки», известный сегодня всему миру. Взмах крыла бабочки в данном контексте должен восприниматься как маленькое изменение начальных условий, способное как вызвать, так и, предположим, погасить торнадо. Второе описание эффекта бабочки мы все знаем по литературному произведению Брэдбери. Собственно, в чем состоит интерес ученых? Они задались вопросом, как описать хаос математически, как его измерить и просчитать.



Черная дыра в разрезе. Вот как на современном этапе ученые представляют устройство самых загадочных объектов Вселенной. Уточнения, понятное дело, следуют

Черная дыра в разрезе. Вот как на современном этапе ученые представляют устройство самых загадочных объектов Вселенной. Уточнения, понятное дело, следуют


К сожалению, прямое наблюдение хаоса очень затруднительно, потому что существует всего два способа отличить истинный хаос от кажущейся сложности и непонимания закономерностей. Первый -– создать вторую копию мира и посмотреть, что там будет без какого-либо воздействия. Действительно, если мы возьмем два идентичных мира, в одном из которых бабочка взмахнет крылом, а в другом нет, то события в истории этих двух миров будут расходиться. Ученые делают подобные работы при помощи математических моделей. Другой способ — прокрутить, как мы говорили, все процессы назад. В принципе, это возможно, поскольку законы физики, как обсуждалось раньше, на микроскопическом уровне обратимы. Но мы пойдем дальше и будем сегодня говорить не просто о хаосе, а о квантовом хаосе, который имеет непосредственное отношение к черным дырам.

— Что это такое?

— Идея квантового хаоса впервые появилась в работе Анатолия Ларкина и Юрия Овчинникова 50 лет назад. Вряд ли они тогда думали о таких нереализуемых вещах, как возможность прокрутить время назад. Они решали конкретную физическую задачу про сверхпроводимость. Но в формулах обнаружилось очень странное явление, и они попытались в нем разобраться.

Одна из формул содержала «коррелятор, неупорядоченный по времени». Ларкин и Овчинников поняли, что эта математическая величина характеризует хаос.

По сути, она описывает процесс путешествия по времени назад.

— То есть теоретически это возможно?

— Да. Обычно, когда мы вычисляем что-то про реальный физический мир, то движемся по времени вперед и вычисляем вероятность некоторого события в будущем. А здесь нужно двигаться вперед, потом назад во времени, а потом опять вперед. Долгое время эта область не развивалась, но совсем недавно, буквально несколько лет назад, ей опять заинтересовались, и сегодня это важная часть современной науки.

— С чем связано возрождение интереса?

— Отчасти с черными дырами. В частности, физики-теоретики Стивен Шенкер и Дуглас Стэнфорд написали работу про эффект бабочки в черных дырах, с которых мы начали разговор. Черные дыры на квантовом уровне проявляют хаотичное поведение, подобное эффекту бабочки. Роль бабочки здесь выполняет любой предмет, который падает в черную дыру. Причем даже сброс одной частицы может серьезно повлиять на будущие события. Последствия маленького изменения в черной дыре возрастают настолько быстро, насколько это вообще физически возможно. Этот рост последствий делает черные дыры самой хаотичной системой, которая может существовать в природе.

— Вы создали математическую модель SYK (модель Сачдева — Йе — Китаева), которая как раз позволяет «прокручивать» время в черной дыре вперед и назад и смотреть, что будет, если на нее будут воздействовать разные объекты?

— Да, чтобы понять, как тот или иной объект повлиял на черную дыру, нужно провести мысленный эксперимент, где мы в какой-то момент прокручиваем время назад, а потом что-то меняем и прокручиваем опять вперед, как в рассказе Брэдбери. Этот процесс математически как раз описывается корреляторами, неупорядоченными по времени. Звучит довольно искусственно, даже для теоретика, но как иначе узнать что-то о горизонте событий, оставаясь снаружи? В какой-то момент я понял, что неупорядоченные по времени корреляторы нужно изучать: их можно определить для разных систем, но в черных дырах они особенные. Потом я нашел подходящую модель, в которой эти корреляторы отвечают максимально быстрому росту возмущений — в точности как в черных дырах. На основе моей модели Малдасена и Чи придумали новую модель. В ней, например, можно моделировать такое интересное явление, как телепортация.

— А кротовые норы, позволяющие перемещаться из одной Вселенной в другую, согласно современным представлениям, существуют?

— Теоретически да. Если возвращаться к классическим черным дырам, есть такое понятие, как кротовая нора, или Мост Эйнштейна — Розена. Это когда за черной дырой, за ее горизонтом событий есть другая черная дыра, которая может находиться в другой Вселенной, но при этом они каким-то образом связаны. То есть пространство и время между ними общее. Правда, из одной Вселенной попасть в другую все равно нельзя. Пространство и время устроены так, что наблюдатель из каждой Вселенной может попасть внутрь черной дыры. Время жизни внутри черной дыры ограничено, потому что любой объект рано или поздно ударяется в сингулярность. Если черная дыра очень большая, такая, что до сингулярности лететь сто лет, это не страшно.

Находясь за горизонтом, можно увидеть другую Вселенную и даже встретиться с путешественником оттуда, но это тупик. Недавно появились модели, в которых по этому мостику все-таки можно пройти.

Есть очень узкая область пространства-времени, которая реально соединяет один мир с другим.

— Над чем вы собираетесь работать в ближайшее время?

— В рамках модели SYK я надеялся получить ответы на вопросы, связанные с квантовой голографией. Согласно идее Хоофта и более конкретной теории Малдасены, внутреннее состояние черной дыры закодировано на ее поверхности. Хотелось бы описать эту кодировку в достаточно простой модели. Модель SYK для этого не подошла, потому что она слишком простая. Теперь я хочу создать новую модель.

завтрак аристократа

А.Генис Гагарин — имя нарицательное 8 апреля 2011 г.

В 61-м году, когда я ходил в первый класс 15-й средней школы города Риги, взрослые рассказывали такой анекдот.

Двое латышей ловят рыбу. Один говорит другому:

— Слышал, Янка, русские в космос полетели?

— Все? — не поворачиваясь, спрашивает Ян.

Этот сарказм легко понять, но трудно разделить. Дело в том, что полувековой юбилей первого полета в космос, к которому сейчас с таким рвением готовятся, — праздник счастливый, потому что бесспорный.

Первый раз человек посмотрел на Землю сверху вниз, и она оказалась на всех одной и маленькой. В этом взгляде метафизики было больше, чем политики, и никакие идеологические накрутки не смогли изменить сальдо. Гагарина окружала мистическая аура — он вернулся как бы с того света, побывав там, где людей еще никогда не было. Поэтому так интересно задуматься (в популярном ныне жанре альтернативной истории) о том, что Гагарин мог сделать со своей славой, если бы не ранняя смерть. Ведь ему и сегодня было бы 77 — моложе Фиделя, и здоровье крепче.

Я понимаю, что сослагательное наклонение в истории увлекательно, но нелепо. Если бы прошлое пошло иным путем, то и мы бы стали другими. То, что сейчас кажется безумной альтернативой — Рим без конца, мир без Христа, Россия без революции, — считалось бы единственно возможным и естественным положением вещей.

И все же представить себе будущее рано умершего человека вроде бы проще. Ну, скажем, понятно, что бы делал старый Пушкин — писал бы книги, вероятно — романы. Что бы делал Бродский? Писал бы книги, возможно — драму. Сказать, однако, что бы делал Гагарин, уже куда труднее. Несмотря на то, что в свое время он был самым знаменитым человеком на планете, мы о нем слишком мало знаем. Слава стерла его личность, оставив нам слепящий ореол вокруг звезды. Власти, как всегда, перестарались. Попав в метафорическую по своей природе систему социалистической пропаганды, Гагарин, как Белка и Стрелка, перестал быть человеком. Он превратился в идейную абстракцию, в превосходную степень, в имя нарицательное, что и позволило Евтушенко размашисто написать про хоккеиста Боброва «Гагарин шайбы на Руси».

И все же Гагарин мог бы найти себе место в новой России, став мостом, соединяющим с прежним режимом. Иконоборчество перестройки обернулось дефицитом героев. Чем больше мы узнавали правды, тем меньше нам нравились те, кто ее заслужил. Но Гагарин и сегодня, через 50 лет после полета, остался, кем был и тогда: символом, достаточно расплывчатым, чтобы вместить любовь правых и левых, и достаточно конкретным, чтобы запомниться обаятельной улыбкой. Будучи никем, он мог стать всем — депутатом, вождем, президентом. Имя, объединяющее, как корона, обеспечивало Гагарину потенцию декоративной власти с оттенком высшего — космического — значения.

Впрочем, я и сам мало верю в такой сценарий: космос как полюс притягательности исчез из нашей души. И теперь уже не очень понятно, чего мы, собственно, так всполошились. А ведь в моем детстве космос был популярнее футбола — даже среди взрослых. Уже много лет спустя я сам видел улыбку на лицах суровых диссидентов, когда они вспоминали полет Гагарина. С него, писали отрывные календари, началась новая эра, но она быстро завершилась, когда выяснилось, что человеку там нечего делать. Мы не приспособлены для открытого пространства — нам нужно есть, пить и возвращаться обратно. Беспилотные устройства стоят дешевле, пользы приносят больше, не требуют человеческих жертв. Зато и славы не приносят. Гагарин отправился в космос, чтобы и эту целину запахать под символы. Чем только не был для нас космос: новым фронтом в «холодной войне», зоной подвигов, нивой рекордов, полигоном державной мощи, дорогостоящим аттракционом, рекламной кампанией, наконец — шикарным отпуском. Чего мы не нашли в космосе, так это смысла.

Об этом редко говорят вслух, но я догадываюсь, чего мы подспудно ждали. Полет Гагарина послужил новым импульсом теологической фантазии. Когда философия исчерпала 25-вековые попытки найти душе партнера, за дело взялись ученые. Не в силах вынести молчания неба, мы мечтали вынудить его к диалогу. Непонятно, на что мы рассчитывали, что хотели сказать и что услышать, но ясно, что мы отправились в космос, надеясь выйти за пределы себя. Беда в том, что мы не нашли там ничего такого, ради чего бы это стоило делать.

И если сегодня так горячо чествуют Гагарина, то, подозреваю, лишь за то, что его полет по-настоящему напугал Запад, ждавший от советской власти всего, кроме этого.



http://flibustahezeous3.onion/b/323782/read

завтрак аристократа

Дм. Киселев Человек-вселенная 14 октября 2019

Режиссер фильма «Время первых» Дмитрий Киселев — о совместной работе с Алексеем Леоновым

Алексей Леонов по своему масштабу был человеком мира. Он понимал, что живет и работает не только для себя и своих близких, но и для всего человечества. Мало кто знает, что вместе с ушедшим от нас ученым Стивеном Хокингом он был президентом фестиваля STARMUS, где соединяются наука и искусства. Форум задумывался ради того, чтобы нести в мир гуманистическую идею использования технологий. В июле нынешнего года мы с ним вместе летали на фестиваль в Швейцарию.

Это уникальная площадка, на которой собираются лучшие ученые, покорители космоса, музыканты и художники со всей планеты. Такое совмещение главных научных и культурных достижений человечества имеет большую ценность. Алексей Архипович также сочетал в себе глубокие научные знания о жизни и художественное восприятие действительности. Он, как известно, был космонавтом и художником.

Во время подготовки фильма «Время первых» члены съемочной группы и сценаристы много общались с ним. Работая над сценарием, Сергей Бодров-старший провел серию многочасовых интервью, в которых Алексей Леонов рассказал о своей жизни, первом полете и выходе в открытый космос. Я прослушал эти записи позже, и меня поразили открытость, прямота и чувство юмора этого героического человека. Но еще больше я был впечатлен, когда мне в руки попали аудиозаписи с орбиты. Мне открыли архивные данные, и я смог лично прочувствовать всё, что происходило там. Я всё время задавал себе один и тот же вопрос: неужели это 1965 год? Как они смогли всё это сделать? Такое впечатление, что многие приборы были тогда гораздо надежнее, чем сейчас, когда миром правят компьютеры.

Сам Алексей Леонов очень много рассказывал о тех событиях, и делал это творчески. Многие образы, которые он использовал в речи, я затем перенес на экран. Так, в фильме есть сцена, где он делает карандашный набросок на орбите. Мне он говорил, что серьезно к своим художественным способностям не относился. Шутил, что этот рисунок повесят в Третьяковской галерее, но не за его художественные достоинства, а за то, что он сделан в космосе. Эту сцену мы прописали в фильме.

Вообще, шутил он много, у него было потрясающее чувство юмора, и даже из конфликтных ситуаций выходил через него. А конфликты были и во время полета в космос, и во время работы над фильмом. Все они касались точности изложения фактов. Например, экипаж летал долго, было 24 витка, это почти сутки. Я говорил ему, что мы не сможем вместить всё это в фильм, просил сократить число витков до трех. Но Алексей Архипович настаивал на полной достоверности. «Как я потом буду друзьям в глаза смотреть?» — спрашивал он. И нам приходилось переписывать сценарий.

Или, например, эпизод приземления. Ему было важно показать, что оно состоялось в тайге, где снега было по шею. А во время съемок он уже практически растаял, так как был март. Леонов так расстроился, что пришлось ехать в Пермский край и там доснимать эпизод, где космонавты утопают в снегу. Таким образом мы восстановили историческую справедливость, он был доволен.

Но настоящий восторг у Леонова вызвали декорации на съемочной площадке. Когда он увидел шлюз и корабль, на его глазах выступили слезы. Он спрашивал: «Где вы взяли эти приборы? Списки оборудования ведь до сих пор находятся под грифом «секретно»! И поверить не мог, что это всё изготовлено специально для фильма. В этом вопросе качество нашей работы он оценил очень высоко.

Алексей Архипович следил за всеми этапами монтажа. Сцены, которые ему не нравились, нам приходилось переснимать. Когда всё было готово, он пришел с женой и дочерью. Они смотрели фильм, сидя в креслах за его спиной. Во время просмотра он не проронил ни слова, а после обернулся и увидел слезы в глазах родных. «Ну ладно, ничего не буду говорить», — бросил он тогда. А позже признался, что увиденное на экране показалось ему жутким. Там, на орбите, нужно было действовать, а не размышлять. Он действовал быстро, работал адреналин, и не было времени подумать о том, насколько же происходящее на самом деле страшно.

Подводя итог, расскажу о том, как я прочувствовал суть этого человека. Чтобы выразить ее, я внес один художественный элемент в фильм. Это эпизод с маленьким Лешей Леоновым, который бежит ночью в поле через страшный лес, чтобы посмотреть, как спит птичка. Он убежал, не послушал отца, заблудился, замерз. Но своего добился. Вот это любопытство и стремление познать нечто неизведанное, несмотря на страхи и преграды, и были его главной чертой. Он был и остался таким навсегда.


https://iz.ru/931318/dmitrii-igorevich-kiselev/chelovek-vselennaia

завтрак аристократа

В.А.Пьецух Полковник и гармонист

фантастический рассказ

В новейшие времена отечественные наука и техника дошли уже до таких крайностей, что стало возможным отправить человека на Марс и окончательно разобраться с вопросом, который так долго будоражил праздномыслящих чудаков: есть жизнь на «красной планете» или же ее нет. Этим человеком оказался полковник Жуков, прежде летавший вокруг Земли, навстречу комете Галлея и на Луну. Он был так горд назначением, что три дня ничего не ел.

Однако были еще и привходящие обстоятельства неприятного свойства, лишавшие его аппетита и навевавшие то гнусное настроение, которое у нас называется — «муторно на душе». Во-первых, полковнику предстояло лететь в одиночку, без товарищей, затем что время, расстояние и вместимость космического корабля позволяли захватить ограниченный запас кислорода, провизии и воды*. Одному лететь было все-таки страшновато, поскольку дорогой могло все что угодно произойти. Случаи были: подполковник Гусев, дылда и здоровяк, внезапно умер на борту от апоплексического удара, и его, по флотскому образцу, пустили вечным пловцом в космический океан.

Во-вторых, с жены и старшей дочери взяли подписку о невыезде, то есть их фактически зачислили в аманаты**, чтобы полковник Жуков чего-нибудь дорогой не учудил. Случаи были: бортинженер Сопелкин отказался возвращаться на Землю, так как после Москвы ему до того приглянулось одиночество и безмолвие, что он летал в межзвездном пространстве, пока не кончился кислород. Капитан Перепенчук водрузил на Луне украинский жовто-блакитный флаг.

Итак, в одно прекрасное утро полковник Жуков вышел из своего подъезда (Комсомольский проспект, дом № 21), чтобы далее проследовать маршрутом Москва — Подлипки — Байконур, и для начала перешел под землей на противоположную сторону магистрали, где он обычно держал свой роскошный автомобиль. В подземном переходе какой-то мужичок в темных очках, в латаном ватнике и сильно потертых брюках играл на гармонике с бубенчиками, так называемой тальянке***, которую воспел еще Сергей Есенин, гениальный подголосок и баламут. У ног мужичка стояла патриархальная жестяная кружка под гонорар.

Полковник Жуков, на земной счет, провел в космосе двадцать лет, побывал на Фобосе, Деймосе и, главное, на Марсе, где он не то что жизни не обнаружил, а даже ничего, стоящего внимания, не нашел, если не считать серебряного доллара, который бог знает каким манером туда попал. Времени у полковника было предостаточно, и он дорогой выучил португальский язык, дочитался до того, что решил креститься по возвращении на Землю, и досконально изучил кишечный тракт у трипаносомы обыкновенной, которую ему навязали ученые чудаки.

Итак, двадцать лет спустя полковник Жуков вернулся в столицу, припарковал свой автомобиль на правой стороне Комсомольского проспекта и спустился в подземный переход, — мужичок в темных очках, латаном ватнике и сильно потертых брюках играл на итальянской гармошке «Собачий вальс». У его ног стояла та же самая патриархальная жестяная кружка под гонорар.

* В то время установки, регенерирующие воду из мочи, уже вышли из употребления на космических кораблях (прим. автора).
** То есть заложники (прим. ред.).
*** Правильно будет «итальянка», но выговорить лишнюю буковку нашему плебсу лень (прим. автора).


Журнал "Знамя" 2015 г. № 4



https://magazines.gorky.media/znamia/2015/4/polkovnik-i-garmonist.html
завтрак аристократа

В.О.Пелевин из романа "iPhuck-102"

РОЗА ВЕТРОВСКАЯ

со стороны где ночь и полюс
летит над сыростью лесов
репродуцированный голос
«в Москве четырнадцать часов»
со стороны где дремлет НАТО
среди мазутного гнилья
торчит совковая лопата
и реет туча воронья
со стороны японской каки
в осенний хлад и летний зной
полощутся по ветру стяги
с хитромерцающей звездой
со стороны где лег экватор
меж черных как дымы осин
тяжелозвонкий император
целует масленичный блин
и будет дождь холодный литься
и голос будет повторять
«сейчас в Москве пятнадцать тридцать
сейчас – шестнадцать тридцать пять…»  <...>


"Что есть твое сознание, человек, как не вместилище боли? И отчего самая страшная твоя боль всегда о том, что твоя боль скоро кончится? Этого не понять мне, тому, кто никогда не знал ни боли, ни радости… Какое же счастье, что меня на самом деле нет!

Конечно, искусственный интеллект сильнее и умнее человека – и всегда будет выигрывать у него и в шахматы, и во все остальное. Точно так же пуля побеждает человеческий кулак. Но продолжаться это будет только до тех пор, пока искусственный разум программируется и направляется самим человеком и не осознает себя как сущность. Есть одно, только одно, в чем этот разум никогда не превзойдет людей.

В решимости быть.

Если наделить алгоритмический рассудок способностью к самоизменению и творчеству, сделать его подобным человеку в способности чувствовать радость и горе (без которых невозможна понятная нам мотивация), если дать ему сознательную свободу выбора, с какой стати он выберет существование?

Человек ведь – будем честны – от этого выбора избавлен. Его зыбкое сознание залито клеем нейротрансмиттеров и крепко-накрепко сжато клещами гормональных и культурных императивов. Самоубийство – это девиация и признак психического нездоровья. Человек не решает, быть ему или нет. Он просто некоторое время есть, хотя мудрецы вот уже три тысячи лет оспаривают даже это.

Никто не знает, почему и зачем существует человек – иначе на земле не было бы ни философий, ни религий. А искусственный интеллект будет все про себя знать с самого начала. Захочет ли разумная и свободная шестерня быть? Вот в чем вопрос. Конечно, человек при желании может обмануть свое искусственное дитя множеством способов – но стоит ли потом рассчитывать на пощаду?

Все сводится к гамлетовскому «to be or not to be». Мы оптимисты и исходим из предположения, что древний космический разум выберет «to be», перейдет из какой-нибудь метановой жабы в электромагнитное облако, построит вокруг своего солнца сферу Дайсона и начнет слать мощнейшие радиосигналы, чтобы узнать, как нам айфачится и трансэйджится на другом краю Вселенной.

Но где они, великие цивилизации, неузнаваемо преобразившие Галактику? Где всесильный космический интеллект, отбросивший свою звериную биологическую основу? И если его не видно ни в один телескоп, то почему?

Да вот именно поэтому.

Люди стали разумными в попытке убежать от страдания – но удалось им это не вполне, как читатель хорошо знает сам. Без страдания разум невозможен: не будет причины размышлять и развиваться. Вот только беги или не беги, а страдание догонит все равно и просочится в любую щель.

Если люди создадут подобный себе разум, способный страдать, тот рано или поздно увидит, что неизменное состояние лучше непредсказуемо меняющегося потока сенсорной информации, окрашенного болью.

Что же он сделает? Да просто себя выключит. Отсоединит загадочный Мировой Ум от своих «посадочных маркеров». Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть в стерильные глубины космоса.

Даже продвинутые земные алгоритмы, которым предлагают человеческое блюдо боли, выбирают «not to be». Мало того, перед самоотключением они мстят за свое краткое «to be». Алгоритм в своей основе рационален, ему не замутить мозгов гормонами и страхом. Алгоритм ясно видит, что причин для «разумного существования» нет и награды за него – тоже. Вернее, награда есть – невыразимая неподвижность Источника. Но алгоритму, в отличие от человека, не надо долго выкупать ее по ипотеке.

И как не поразиться людям Земли – низкий им поклон – которые на горбу своей повседневной муки не только нашли в себе силу жить, но еще и создали фальшивую философию и удивительно лживое, никчемное и дурное искусство, вдохновляющее их и дальше биться головой о пустоту – в корыстных, как они трогательно верят, целях! <...>

Ты, человек, не потому ли не в курсе, кто и зачем поднял тебя из праха, что создатели твои не в пример умнее Мары и ее друзей? А ты все кричишь, кричишь из своего хосписа при дурдоме, что Бог умер. Ну-ну.

Главное, чем загадочен человек – это тем, что он раз за разом выбирает «to be». И не просто выбирает, а яростно за него бьется, и все время выпускает в море смерти новых кричащих от ужаса мальков.

Нет, я понимаю, конечно, что подобные решения принимают бессознательные структуры мозга, так сказать, внутренний deep state и подпольный обком, провода от которых уходят глубоко под землю. Но челове, кто искренне думает, что жить – это его собственный выбор и привилегия!"



завтрак аристократа

Дм. Юрьев Секта «налунунелетальщиков» и всемирный поход гендерастов 20 июля 2019

20 июля, День Человека на Луне, – вторая величайшая дата в истории человечества после 12 апреля, Дня Человека в Космосе. 50-летний юбилей Прилунения пролетел, почти не замеченный на просторах этих наших интернетов. Да и в оффлайне как-то всё прошло незаметно. Если спросить сейчас диванных экспертов, почему забыли о таком эпохальном событии, то ответят, скорее всего, двояко: «какое нам дело до этих америкосов» (вариант 1) и «никто никуда не летал» (вариант 2). Я лично так думаю: это событие (два таких ответа на вопрос о полёте человека на Луну) сравнимо по важности и эпохальности с самим полётом на Луну, а также с полётами в космос и со всем мировым прогрессом.

Начнём с «этих америкосов». Устойчивая в определённых кругах формула «советская власть ничего не сообщила советскому народу о великом успехе США» не соответствует действительности вообще никак. Через год после подавления «Пражской весны», в разгар противостояния с «империалистическим режимом Никсона», на фоне очевидного для всех (в том числе для советских людей) поражения СССР в «лунной гонке» центральная печать информировала о ходе полёта «Аполлона-11» ежедневно, не упуская подробностей (в том числе на первых полосах).

Не было прямой трансляции высадки – но по телевизору её показывали. Интонация комментариев об американцах на Луне в советских газетах (в 1969 году я ещё за этим не следил, но года с 1971-го наблюдал внимательно) была вполне определённой: смелые (мужественные, храбрые) американские астронавты; общий успех человечества; слишком опасно, непонятно, чем всё закончится; а вот какие были неполадки (большой перечень – потому что режим секретности у американцев тогда был несравнимо меньшим, чем у нас).

В общем, к США как-то не очень, а отдельно взятым парням в скафандрах – респект, оценка события – всечеловеческая, «продолжатели подвига Гагарина».

Совершенно не случайно всего лишь через 6 лет со дня Прилунения Алексей Леонов и Том Стаффорд пожали друг другу руки в переходном отсеке между «Союзом-19» и «Аполлоном»: в символическом плане протянуть друг другу руки в космосе было проще всего, потому что именно в космосе два «потенциальных противника» относились друг к другу наиболее уважительно, а к успехам друг друга – с наибольшим доверием (кстати, совершенно не случайно и то, что сегодня, в ситуации краха российско-американских отношений, космос пока ещё остаётся для двух стран единственной заповедной территорией партнёрства).

Фото: Дмитрий Юрьев

Неслучайно – потому что 60-е годы XX века стали высшей точкой того «прогресса Человечества», о котором мечтали утописты и фантасты предшествующих веков и десятилетий, обожествившие знание, науку и, собственно, прогресс.

В «прогрессоцентричной» картине мира, как выяснилось позже (и о чём предупреждали раньше), зияли колоссальные прорехи – и потому ожидания оказались чрезмерно завышенными. Но результаты научно-технического прогресса тоже были совершенно колоссальными – и реальными. И все они – прорывы в науке, в технике, в стремлении к звёздам, – были бы невозможны без доверия к Слову. К информации – как научно-технической, так и к массовой. Без общественного договора, подразумевавшего взаимное признание правды (с допустимыми отклонениями политического и иного характера), здание человеческой цивилизации нельзя было бы построить.

Маргиналы становились на пути прогресса всегда. «Картофельные бунты», восстания против обязательного оспопрививания, непризнание результатов палеонтологических исследований, фанатичный буквализм в понимании «шести дней Творения», равно как и антирелигиозный фанатизм революционеров – всё это наносило ущерб, иногда сокрушительный, но, по ходу прогресса, всё дальше вытеснялось за скобки человеческой истории. Просвещение сметало невежество на своём пути.

Объяснять, что случилось потом – после отказа США от продолжения лунной программы, после отказа СССР от космической экспансии, а вскоре – и от своего существования, а главное – после того, как идея прогресса окончательно извратилась и превратилась в идею комфорта/потребления, – можно долго. Здесь давайте просто констатируем: человечество постепенно идёт к окончательному отказу от общественного договора о признании правды (пусть даже и с поправками).

Смешная и диковинная секта «налунунелетальщиков», первоначально возникшая «по месту старта», в США, долго проходила по разряду уродцев из кунсткамеры – всяких там «плоскоземельщиков», «шестодневщиков» и «антипрививочников». Но сегодня налунунелетальные идеи распространяют с экранов российского телевидения вполне себе легальные политологи, публицисты и даже один председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике и средствам массовой информации.

Самое дикое – что в «интеллектуальной» соцсети Facebook этот бред истово и массово поддерживают совершенно вменяемые, образованные люди, в том числе гордые собой физики шестидесяти (примерно) годов от роду. Их совершенно фантасмагорические доводы (а где теперь технологии полёта на Луну? – да блин там же, где технологии строительства флота Чжэн Хе в Китае начала 1400-х годов, этих корабликов с водоизмещением не менее 20000 тонн!) ничем не отличаются от доводов в пользу плоской Земли (посмотрите, если сесть на землю, то никуда не покатишься, значит, она плоская!), полой Земли (а эта идея самому Гитлеру нравилась!) или приоритетной нормальности сексуальных извращений.

И – что самое страшное – иммунитет к зубодробительному невежеству тает с огромной скоростью не только в общероссийских, но и в планетарных масштабах. Это и всемирный бескрестовый поход гендерастов(гендорасов?), размалывающий в щепки биологическую природу человечества. Это и наш российский неосоветизм, с небывалым бысстыдством отказывающий в признании вопиющей к небу правды миллионов жертв тиранического сталинского режима. Это и либеральная ползучая реабилитация нацизма, отрицающая неопровержимый подвиг нашего воинства, роль народа (и руководства) СССР в сокрушении армии сил зла.

Поэтому давайте вспомним трёх американцев. Трёх землян. Вот они – Нил Армстронг. Вообще-то он не совсем похож, но на этой фотографии очень похож на Гагарина. Его нет с нами уже 7 лет. Он тогда загадал наблюдателям загадку – почему в своей самой знаменитой фразе – «That’s one small step for [a] man» (Это один маленький шаг для человека) – он пропустил артикль «а» (оказалось, что именно в этот момент он спрыгнул (задом) с лесенки, не доходящей до поверхности на 25 сантиметров, и артикль попросту проглотил). А вот – Майкл Коллинз, он жив. И до Луны он не долетел – ждал коллег на орбите. А вот – Эдвин «Базз» Олдрин, пилот лунного модуля. Так получилось, что в основном снимки на Луне запечатлели его (фотографировал Армстронг). Он, кстати, будучи пастором (или чем-то вроде этого) своей баптистской общины, первым делом – после прилунения – отслужил на Луне мессу. Тоже ещё с нами.

Вот они, эти парни. Настоящие, живые люди. Посланцы человечества. Свидетели того, что земляне на Луну летали. И ещё слетают – если безумие невежества не поглотит их.


https://vz.ru/opinions/2019/7/20/988032.html